Бихевиоризм – течение в психологической науке, обусловившее образ психологии Америки в XX веке, кардинально реорганизовав целую концепцию взглядов о психике.

Его видение формулировало выражение, в котором предметом психологической науки считается поведение, а никак не сознание. Откуда, собственно говоря, и "растут ноги", так как в переводе с англ. "behavior" дословно означает "поведение".

Ввиду того, что на тот момент времени было принято устанавливать знак равенства между такими понятиями, как психика и сознание (к психическим относили те процессы, которые завязывались и завершались в сознании) появилась версия о том, что ликвидируя сознание, бихевиоризм, таким образом, удаляет психику.

Настоящая же суть данного события, сопряженного с зарождением и быстрым формированием бихевиористского течения, был другим и содержался никак не в аннигиляции психики, а в изменении ее определения.

В рамках данной статьи описывается такое психологическое течение, как Бихевиоризм. Узнаем об ученых, которые находились у истоков данного направления, о проводимых ими экспериментах, выдвинутых теориях и гипотезах, а также о зарождении Необихивеоризма.
Бихевиоризм и Необихевиоризм в психологии
Бихевиоризм и Необихевиоризм в психологии

История бихевиоризма


Торндайк


Первым основоположником такого течения, как бихевиоризм считается Эдвард Ли Торндайк. Хотя сам он себя бихевиористом не считал, а относил к «коннексионистом», что в переводе с англ. означает "connection" – "связь." Тем не менее, о людях проводящих исследование и их теориях необходимо судить, не согласно тому, как они себя именуют, а согласно их значимости в формировании познания.

Труды Эдварда Ли Торндайка стали именно той первой ступенькой при создании теории бихевиоризма. Собственное заключение Торндайк растолковал в написанной им в 1898 году докторской диссертации «Интеллект животных. Экспериментальное исследование ассоциативных процессов у животных». Определения Торндайк применял классические – «интеллект», «ассоциативные процессы», но наполнение их было уже иным.

Метод проб и ошибок


Еще Гоббс в свое время утверждал, что умственные способности человека имеют ассоциативную природу. О том, что умственные способности гарантируют удачную адаптацию животного к среде обитания, было общепризнанно после Спенсера.

Однако, Торндайк первым при помощи эксперимента показал, что сущность умственных способностей и их роль имеют все шансы быть изученными, а также им может быть дана оценка в отсутствии идеи либо иным действием рассудка.

Ассоциация значила теперь не взаимосвязь между мыслями либо мыслями и их перемещением, как в ранее созданных ассоциативных концепциях, а между перемещениями и ситуациями. В объективных терминах описывался полный процесс научения. В качестве регулятора поведения Торндайк применял метод «проб и ошибок» Вена.

Подбор именно данного метода в качестве начала имел глубочайшее методологическое основание. Он обозначил переориентацию идеи психологии в новейший метод детерминистического разъяснения собственных предметов. Дарвин намеренно никак не концентрировал значимость «проб и ошибок», данное представление, безусловно, составляло один из посылов его теории эволюции.

Так как, вероятные методы реагирования в постоянно изменяющихся условиях окружающей среды не являются предварительно учтенными в структуре и методах действия организма, регулирование данного действия со средой реализуется только лишь с вероятностной базой.

Эволюционная теория


Данная теория в развитии бихевиоризма вызвала внедрение вероятностного условия, функционирующего с такого рода непреложностью, как и механическая каузальность. Вероятность "более нельзя" необходимо было рассматривать, как субъективное представление (итог неведения факторов, согласно заявлению Спинозы).

Правило «проб, ошибок и ненамеренного успеха» поясняет в соответствии с Торндайком, получение живыми организмами новейших конфигураций поведения в абсолютно всех степенях его формирования. Достоинство данного принципа, несомненно, при сравнении его с классической (механической) рефлекторной схемой.

Рефлекс — в его до сеченовском представлении, обозначал фиксированный процесс, действие которого обусловлено таким образом, что концепции нервной системы строго зафиксированы методами. Пояснить данным определением адаптивность взаимодействий организма и его обучаемость было попросту нереально.

Эдвард Ли Торндайк воспринимал первоначальным периодом двигательного акта не внешний толчок, запускающей в процесс физическую машину с уготованными методами реагирования, а проблематичную обстановку, имеются в виду такие условия в окружающей среде, для адаптации в которой организм не имеет двигательного ответа, а должен его создавать своими стараниями.

Таким образом, взаимосвязь «ситуация – реакция» в отличие от рефлекса — в его исключительно известной Торндайку трактовке характеризовалась последующими свойствами:
  1. Первоначальный раздел – проблемная обстановка (ситуация).
  2. Организм противоборствует ей как единое целое.
  3. Он стремительно функционирует в поисках выбора.
  4. Выучивается при помощи способа упражнения.

Ситуация – Реакция

Бихевиоризм и Необихевиоризм в психологии

Сознательность подхода Торндайка, согласно сопоставлению подхода Джона Дьюи и иных ученых умов Чикаго, неоспорима, поскольку осознанное желание цели воспринималось ими никак явление, которое имеет необходимость в разъяснении, а за причинное основание.

Однако, Торндайк, ликвидировав осознанное желание достижения цели, сдержал мысль о действующих деяниях организма, значение которых заключено в решении трудностей с целью приспособления к среде. Таким образом, Торндайк значительно увеличил область психологической науки. Он выявил, что она простирается далеко за границами рассудка.

Ранее считалось, что специалиста в области психологии за данными границами могут интересовать лишь неосознанные действа, сокрытые в «хранилище души». Торндайк радикально поменял направление. Областью психологической науки оказалась связь между организмом и окружающей его средой.

В прошлом, психология заявляла, что взаимосвязи возникают среди парадоксов рассудка, она именовала их ассоциациями. Прошлая физиология заявляла, то что взаимосвязи возникают между возбуждением рецепторов и встречным перемещением мускул. Они именовались рефлексами.

Согласно Торндайку, коннексия – взаимосвязь между реакцией и обстановкой. Несомненно, что это является новым компонентом. Изъясняясь словами другой психологической науки, коннексия – компонент поведения. Разумеется, что определение «поведение» Торндайк тогда не использовал. Он заявлял об умственных способностях и о научении.

Однако и Декарт в свое время не именовал открытую им реакцию «рефлексом», а Гоббс, являясь, прародителем ассоциативной теории не использовал такое сочетание слов, как «ассоциация идей», придуманное Локком спустя 50 лет после его открытия. Представление созревает ранее его определения.

Деятельность Эдварда Ли Торндайка не обладала бы значениями первопроходства для области психологии, в случае если б не раскрывали новейших непосредственно психологических закономерностей.

Однако, никак не менее отчетливо представляется у него недостаточность бихевиористских методик в проекте разъяснения поведения людей. Регулирование которого происходит согласно другому типу, нежели это себе представляли Торндайк и все без исключения дальнейшие приверженцы объективной психологической науки, считавшие науку научения общими как для человека, так и для других живых созданий.

Такого рода аспект породил новейшую конфигурацию редукционизма. Свойственные людские закономерности поведения, обладающие причинами социально-исторического характера, сводились к биологической степени детерминации, что, в свою очередь, способствовало утрате возможности изучить данные закономерности в соответственных научных суждениях.

Торндайк в большей степени, чем кто бы то ни был, подготовил почву для появления такого течения в психологии, как бихевиоризм. Совместно с этим, как было подмечено ранее, он никоим образом не относил себя к данному направлению; в собственных пояснениях действий научения он использовал представления, которые впоследствии зародившийся бихевиоризм потребовал прогнать из психологической науки

К таким определениям относилась в первую очередь область психологии в классическом ее представлении (в частности, определения о переживаемых организмом состояниях неудобства и довольства при появлении взаимосвязей среди моторных реакций и внешних условий), во вторую очередь — это касалось нейрофизиологии (в частности, «закон готовности» который, в соответствии с Торндайком подразумевает перемены в возможности осуществлять импульсы).

Бихевиористская концепция не разрешила изыскателю поведения прибегать к тому, что ощущает субъект, и к условиям физиологического характера.


Бихевиоризм Уотсона


Лидером, основывавшимся на теории бихевиоризма, стал Д. Б. Уотсон. Его научная история жизни нравоучительна в том смысле, что демонстрирует, равно, как и в становлении единичного изыскателя отражаются воздействия, установившие формирование главных мыслей тенденции в полном.

Защитив диссертацию, посвященную психологической науке в Чикагском университете, Уотсон с 1908 года работает в Балтиморском университете Дж. Гопкинса, где стоит во главе и руководит кафедрой и лабораторией экспериментальной психологии. Опубликованная им статья в 1913 году «Психология с точки зрения бихевиориста», расценивают, как некое обращение новейшей тенденции.

Вскоре после статьи, Уотсон публикует книгу «Поведение: введение в сравнительную психологию» где в первый раз со времен создания психологической науки и на протяжении всей ее истории было категорично отвергнуто утверждение о том, что сознание есть предмет изучения данной науки.



Бихевиоризм в России


Лозунгом бихевиоризма становится представление о поведении, как о справедливо созерцаемой концепции реакций организма на внешние и внутренние и внутренние импульсы. Данное представление зародилось в российской науке в работах таких ученых, как: И.М. Сеченова, И.П. Павлова и В.М. Бехтерева. Они аргументировали тем, что сфера психологической деятельности никак не ограничивается действиями рассудка субъекта, познаваемые посредством интроспекции, поскольку присутствие такой трактовки психического сознания неминуемо делило организм на сознание (душу) и тело (материю). Вследствие чего сознание отделялось от внешней действительности, закрывалось в окружении личных явлений (волнений), устанавливающих его за пределами действительной взаимосвязи земных предметов и включенности в процесс физических действий.

Не признав такого суждения, российские ученые нашли смелый способ исследования отношений целого организма с окружающей средой, руководствуясь конкретными методиками, организм же, в свою очередь, объясняя в согласии с его внешними и внутренними проявлениями. Данный аспект обозначал будущность с целью выявления условий взаимодействия целого организма с окружающей средой и факторов которые обуславливают динамику данного взаимодействия. Планировалось, что понимание факторов даст возможность реализовать в психологии эталон иных наук с их лозунгом «предвидение и руководство». Данное новейшее представление соответствовало нуждам того периода.

Давняя субъективная психологическая наука повсюду обнаруживала собственную несостоятельность. Данное наглядно показывали эксперименты, проводимые над животными, которые, в свою очередь, являлись основным предметом изучения психологов американского континента. Размышления о сознании и о том, что в нем происходит у животного при выполнении тех или иных поставленных задач во время эксперимента оказались безрезультатными. В результате чего, Уотсон пришел к выводу, что наблюдения за состоянием сознания мало необходимы для специалиста в области психологии. Лишь отрекшись от данных внутренних исследований и наблюдений, уверял он, психология будет беспристрастной и верной наукой.



Условный рефлекс


Единая направленность перехода от рассудка к действию, от индивидуального способа рассмотрения психики к беспристрастному отслеживалась на разных участках научного фронта. Прочтя книгу Бехтерева «Объективная психология», Уотсон полностью уверился в суждении того, что условный рефлекс является основным критерием оценки поведения.

Ознакомившись с трудами Павлова, Уотсон решительно утвердился во мнении, что непосредственно условный рефлекс считается именно тем источником к выработке умений, согласно построению трудных движений из обычных, а, кроме того, к различным конфигурациям научения, включая и носящие эмоционально окрашенный характер.

Формула бихевиоризма


Будучи под воздействием позитивизма, Уотсон аргументировал, будто бы действительно лишь то зачем, возможно, напрямую наблюдать. По этой причине, согласно его проекту, все действия субъекта и его поведения обязательно должны быть истолкованы на основании взаимоотношений, созерцаемых при влиянии физических раздражителей на организм и его созерцаемыми реакциями в ответ на эти раздражители.

В результате чего, Уотсоном была выведена формула, принятая бихевиоризмом: «стимул-реакция» (S-R). Из этого следовало то, что последовательная смена состояний, которые совершаются между составляющими данной формулы, будь то нервные или психические процессы, психологическая наука обязана ликвидировать из собственных гипотез и разъяснений.

Так как, исключительно действительными в поведении признавались разнообразные формы физических взаимодействий, Уотсон сменил все без исключения классические взгляды о психологических явлениях их двигательными эквивалентами. Взаимозависимость, разных психологических функций от двигательной инициативности существовавшая, в тот период была основательно определена экспериментальной психологией. Это затрагивало, к примеру, связи визуального восприятия от движения мускул зрительного органа, эмоций от физических перемен, мышления от речевого аппарата и т. д.

Все дело в движении


Эти данные Уотсон применял для подтверждения того, что конкретные мускульные движения имеют все шансы являться заменой индивидуальных психологичных действий. Отталкиваясь от такого рода посылки, Уотсон разъяснял формирование интеллектуальной инициативности. Приводились доводы того, что индивид думает мускулами.

Детская речь появляется из беспорядочных звуков. При объединении, какого-либо объекта со звуком произносимым взрослым человеком, объект становится смыслом фразы. Со временем у детей внешняя речь, трансформируется в шепот, после чего он проговаривает слова мысленно. Подобное беззвучное пение или, иными словами, речь внутри себя, и есть ничто иное, как мышление.

Абсолютно всеми реакциями как умственными, так и связанными с эмоциями, возможно, согласно суждению Уотсона, распоряжаться. Психологическое формирование сводится к учению, иными словами, к получению знаний, умений и навыков не только намеренно создаваемых, но и появляющихся спонтанно. То есть, научение имеет более обширное представление по сравнению с обучением, так как содержит в себе преднамеренно развитые при обучении познания. Из этого следует, что изучение формирования психики приводит изучению развития поведения, взаимосвязей меж стимулами и появляющимися в их базе реакциями (S-R).

Бихевиоризм и роль психики


Придерживаясь данного взгляда о психике, бихевиористы заключили следующее, что ее формирование совершается в детском возрасте и находится в зависимости от таких факторов, как социум, окружающий ребенка, качество и условия его жизни, а именно от тех стимулов, которые предоставляет ему окружающая среда. По этой причине они отрицали мысль о возрастной периодизации, так как полагали, что нет никаких абсолютных закономерностей формирования для всех детей в этом возрастном промежутке.

Подтверждением этого были проведенные исследования научения детей разных возрастов, при поставленной конкретной цели обучения, даже дети двух, трех лет могли не только владеть чтением и письмом, но и даже овладеть навыками печати на машинке. На основании этого, бихевиористы сделали заключение того, что та сфера воздействия, в которой находится ребенок влияет на его психическое формирование.

Тем не менее, неосуществимость возрастной периодизации никоим образом не исключала, из их суждения, потребность создания многофункциональной периодизации, которая дала бы возможность определить рубежи научения развития конкретного опыта. Из этих соображений, рубежи формирования игры, обучения грамоте либо плаванью считаются многофункциональной периодизацией.

Эмоции согласно Уотсону


Подтверждения прижизненного развития ключевых психологических действий были представлены Уотсоном в его опытах, связанных с развитием эмоций. На первый взгляд предположения Джеймса, о первичности физических перемен, вторичности психологических состояний, должны были удовлетворить Уотсона.

Однако он радикально отрицал их, основываясь на том, что само понимание о субъективном, переживаемом необходимо удалить из психологической науки. Согласно Уотсону, эмоции не содержат в себе ничего, кроме внутренностных перемен и наружных выражений. Однако основное он видел в ином – в способности распоряжаться согласно установленному плану эмоциональным поведением.

Проведенные опыты


Уотсон опытным путем аргументировал, что возможно создать реакцию страха на принадлежащий к чему-либо стимул. В его эксперименте детям демонстрировали зайчика, которого те, в свою очередь, стремились погладить и взять на руки, но в туже секунду, когда зайчик оказывался в руках у ребенка, он подвергался воздействию электрического разряда. Вследствие чего, ребенок отбрасывал зайчика от себя и принимался плакать.

Эксперимент проводился повторно, и при демонстрации зайчика, на 3–4 раз, в том числе и на отдаленном расстоянии, инициировал у большинства детей боязнь. Уже после того, как данная отрицательная эмоция фиксировалась, Уотсон стремился еще раз поменять эмоциональный фон ребенка в отношении зайчика, сформировав у них заинтересованность и чувство любви к нему. На этот раз ребенку демонстрировали зайчика в период приема вкусной пищи. Вначале, увидев его, дети прерывали трапезу и принимались плакать.

Однако, спустя какое-то время, осознав, что зайчик спокойно сидит в конце комнаты и не пытается приблизиться к нему, а сладости (шоколад, конфеты, эскимо) совсем рядом, ребенок прекращал плакать. Когда ребенок прекращал отвечать рыданиями на возникновение зайца в конце комнаты, исследователь начинал пододвигать его все ближе и ближе к ребенку в то же время добавляя сладости и вкусности ему в тарелку. Со временем дети прекращали концентрировать свое внимание на зайчике и, в конце концов, при нахождении его у самой тарелки никак на него не реагировали, а кто-то даже стремился его накормить и погладить. Подобным способом, Уотсон аргументировал, что эмоции можно контролировать и управлять ими.

'Психология с отсутствием психики'


Данный принцип контролирования и управления поведением приобрел уже после трудов Уотсона обширную известность в американской психологии. Теорию Уотсона (равно как и весь бихевиоризм) начали именовать «психологией с отсутствием психики». Данная оценка основывалась на суждении, будто бы к психологическим действам принадлежат только лишь подтверждения самого субъекта, о том что он полагает совершается в его сознании при «надзоре изнутри».

Но сфера психики существенно обширнее и основательнее непосредственно осознаваемого. Кроме того, она содержит в себе действия индивида, его поступки и поведенческие акты. Уотсон заслуживает уважения и это действительно его немалое достижение в области психологии, так как он сумел расширить ее область, введя в нее звериные и людские повадки. Однако, эти достижения достались ему очень дорого, не признав, как объект науки большие богатства психики, не приводимые к внешнему созерцаемому виду поведения.

В бихевиоризме несоответственно сказалась необходимость в расширении объекта психического изучения, связанная с развитием логики в научном познании. Бихевиоризм обозначился, как противоположность субъективной точки зрения, сводившей психологическую жизнь к «прецедентам рассудка» и полагавшей, что за границами данных прецедентов находится далекий для психологической науки мир.

Давая оценку бихевиоризму, критики, в последующем осуждали его приверженцев в том, что в собственных докладах вопреки интроспективной психологии они сами были подвоздействием образованной ею модификацией сознания. Установив данную модификацию надежной, они считали, что ее, возможно, или принять, или отклонить, но никак не изменить. Выбрав тем самым целиком покончить с сознанием, нежели взглянуть на него по-новому.

Данная оценка объективна, однако, мала для понимания исследований, критики и теорий познания корней бихевиоризма. В случае если возвратить сознанию его наглядно-образную сущность, обратившуюся в интроспекционизме в иллюзорные «субъективные явления», то даже в этом случае невозможно пояснить сущность настоящего действа и его детерминацию. Несводимость действа к его наглядно-образным составляющим и есть та действительная характерная черта поведения, что преувеличенно возникла в схеме бихевиоризма.

Известные представители бихевиоризма


Уотсон, бесспорно, был наиболее известным фаворитом бихевиористского течения. Однако, исследователь, каким бы красочным примером в своей области он ни был, не в силах в одиночку сформировать целое течение. Из числа соратников Уотсона в борьбе против сознания выделялись такие исследователи, как У. Хантер и К.С. Лешли.

У. Хантер, в свою очередь, изобрел опытную схему с целью исследования реакции, которую именовал отсроченной. Данная схема доказывала, что животное обладает не только прямой реакцией на стимул, но и отсроченной. Доказательством этого являлся следующий пример: обезьяна следила за тем, в какую из двух емкостей был помещен фрукт. После чего между приматом и емкостями устанавливали перегородку, спустя 5 секунд ее, убирали. Животное успешно находило фрукт, там, где запомнило.

Ученик Уотсона К. Лешли, полагал, что разум безостаточно сводится к физической работе организма. Знаменитые эксперименты Лешли по исследованию мозговых элементов поведения создавались, согласно конкретной схеме: на начальном этапе животным приобретался опыт во владении определенным навыком, после чего у него удалялась по очереди та или иная доля головного мозга, с целью установить зависимость приобретенного навыка от уделенной доли мозга. В результате Лешли пришел к заключению, того, что разум действует, как единое целое и его разнообразные зоны равноценны, вследствие чего имеют возможность замещать друг дружку.

Абсолютно всех бихевиористов связывала вместе уверенность в том, что понятие о сознании бесплодно, а также потребность в избавлении от «ментализма». Однако целостность утрачивалась в аргументации определенных концепций.


Необихевиоризм: зарождение антипода


Концепция мыслей Уотсона уже не считалась единственным видом бихевиоризма на рубеже 30-х годов XX века. Развал начального бихевиористского проекта заявлял о беспомощности его категориального основания. Группа действия, субъективно трактуемая в данном проекте, не имела возможности благополучно разрабатываться при переходе от сложного к простому, относительно вида и аргумента. В отсутствии их сам процесс терял собственное тело.

Стиль происшествий и обстановок, на которые постоянно нацелен процесс (действие), очутился у Уотсона низведенным вплоть до степени физиологических раздражителей. Условие мотивации либо в целом отвергалось, либо обозначало вариант некоторых простых аффектов (в виде боязни), к которым Уотсон прибегал для того, чтобы пояснить условнорефлекторную регуляцию психического действия. Усилия ввести группы вида, аргумента и психосоциального взаимоотношения в начальный бихевиористический проект привели к образованию его новейшего вида – необихевиоризму.

Восприняв основное утверждение бихевиоризма о том, что объектом психологической науки справедливо считать созерцаемые реакции организма во внешние стимулы среды, необихевиоризм восполнил его определением неустойчивых как условий, предназначающихся посредствующим элементом между влиянием стимулов и вызванные в ответ на них движения мышц.

Придерживаясь методологии преобразования теоретических суждений с целью их эмпирической проверки, необихевиоризм считал, то что сущность подтвержденного определения (значившего «наблюдаемые» образовательный и побудительный элементы поведения) обнаруживается в лабораторных опытах, согласно показателям, характеризуемых с помощью действий исследователя.

Необихевиоризм указывал на упадок «традиционного» бихевиоризма, неспособного пояснить единство и рациональность поведения, его контролируемость данными о находящемся вокруг обществе и взаимозависимость от нужд организма.

Необихевиоризм старался одолеть недостаточность начальной бихевиористской теории, оставив между тем ее главную установку на социальные явления с позиции законов биологии психики человека.

·

А Вы знали о таком направлении в психологии, как Бихевиоризм?
ПСИ-МОДЕРН в ДЗЕН
Нажми «Нравится» и читай нас в Facebook
Вопросы и Ответы
Рекомендуем
Новое на сайте
Эмоциональный Интеллект в Психологии — что это такое?
Феномен общения в социальных сетях
Жена раздражает мужа: что ей НЕ нужно делать
Почему мужчина боится женщину, в которую влюблен?
Почему жены общаются с бывшими мужьями?
"Пятна Роршаха" или тест для психопатов
^